«Я ничего не поджигал»: арест тверского министра отложили

Виктор Шафорост.

Следствие полагало, что поджог совершен в связи с уголовным делом против группы сотрудников УВД по ТиНАО, среди которых был родной брат Виктора Шафороста Павел. Их арестовали еще в ноябре 2016 года. Дело было связано с хищением большой партии янтаря, изъятой во время обыска у предпринимателя. После ареста полицейских сначала был подожжен офис отдела СКР по ТиНАО, и уголовное дело стражей порядка сгорело. А потом сгорел в результате поджога автомобиль одного из потерпевших по делу Романа Рогова. 6 июня по подозрению в поджоге машины арестовали Шафороста.

В районе обеда семья Виктора в полном составе уже была в суде — отец, мать, молодая супруга. Ещё перед судом было ясно, какие доводы защитник экс-министра представит, чтобы его отпустили домой. Собравшиеся разбирали кипу документов, среди которых правоустанавливающих документы на жилплощадь, свидетельства о рождении детей и т.д.

Виктор Шафорост в суде.

С журналистами родственники были немногословны:

— Да, всех подставили. Состава преступления нет, — отбивались заученными фразами жена и мать обвиняемого.

Чуть позже, похоже, жена экс-министра — миниатюрная блондинка пожалела о том, что не пошла на диалог со СМИ, о чем сообщила своему адвокату. Но та была непреклонна: «все переврут», «вырежут» и «смонтируют».

Неожиданно супруга чиновника с телефоном удалилась вглубь коридора Чертановского суда.

«Не надо оказывать давление на всю семью и говорить матери «на, подписывай», — можно было разобрать фразу из напряжённого телефонного разговора жены чиновника с неизвестным.

Несмотря на то,что экс-чиновника доставили в суд ещё в 10 часов утра, материалы следователи привезли только к 17.00. Примерно в это же время, официально суд закрылся и всех родственников попросили на выход. Мать чиновника не ожидал такого поворота и сильно расстроилась — в итоге приставам пришлось уговаривать женщину покинуть здание.

Сам Виктор Шафорост был спокоен и охотно общался с журналистами. Он, в частности, сказал, что не понимает, в чем его обвиняют, так как в поджоге не участвовал.

Также чиновник подробно рассказал, как на него и его семью оказывали давление. В частности на мать Виктора и Павла пытались воздействовать через ее усыновленного ребенка. А за освобождение самого Павла якобы вымогали 6 млн рублей. Кроме того, Шафорост упомянул о личной неприязни к нему следователя СКР Запорожченко.

Шафорост также подчеркнул, что не имеет никакого отношения к поджогу здания СКР. Он считает, что здание загорелось из-за халатного отношения сотрудников к своим обязанностям — «передавали ключи кому ни попадя».

Суд вернется к вопросу о мере пресечения для Шафороста и еще троих подозреваемых 11 июня.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Читайте также:

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

*