Тайный смысл саммита в Сингапуре: почему Трамп возлюбил Ким Чен Ына

В 1951 году на корейском полуострове произошли события, которые едва не привели к Третьей мировой войне. Глава “войск ООН” в Корее, прославленный американский генерал Дуглас Макартур устал воевать с поддерживающими войска правителя коммунистического севера страны Ким Ир Сена “китайскими добровольцами” на чужой для них земле. Макартур задумал перенести боевые действия на территорию Китая и применить при этом ядерное оружие. Учитывая, что за год до этого между Москвой и Пекином был заключен пакт о взаимопомощи в случае вооруженной агрессии, это автоматически втягивало в конфликт с США еще и СССР.

В западных политических кругах было полно людей, считающих план Макартура чистым авантюризмом, а самого генерала – опасным безумцем. Но вот незадача: американская публика в своей массе относилась к тогдашнему президенту США Гарри Трумэну как к некомпетентному слабаку, а к Макартуру – как к великому воителю и национальному герою. Трумэн опасался, что любая его попытка сместить Макрартура с должности может привести к импичменту президента США, но в конце концов собрался с духом и уволил генерала. Ядерной войны на корейском полуострове и окружающих Корею территориях удалось избежать.

Почему я сейчас вспомнил этот не слишком известный в нашей стране исторический эпизод? Потому, что в прошлом году перспектива ядерной войны на корейском полуострове вновь перестала казаться ненаучной фантастикой. В 2017 году, желая испугать Ким Чен Ына, Трамп с трибуны ООН пригрозил “ полностью разрушить” Северную Корею. Но в Пхеньяне американских угроз не испугались и американские требования – прекратить создание ядерного оружия- не выполнили. Трамп оказался перед выбором: или признать, что он блефовал и что на самом деле у него “кишка тонка” начать боевые действия против режима Ким Чен Ына или попытаться выполнить на практике свой ультиматум, что грозило бы всему миру непредсказуемыми последствиями.

Смотрите видео по теме:
«Историческое рукопожатие Ким Чен Ына и Дональда Трампа: видео»

00:36

Из этих двух неприятных альтернатив президент США выбрал третью – очень даже приятную. Приятную для самого Трампа: теперь у него есть возможность объявить себя “великим миротворцем”. Приятную для Ким Чен Ына, который из лидера самого изолированного политического режима на земле превратился в “уважаемого коллегу” президента США. Приятную, наконец, для жителей всех окружающих Северную Корею территорий: оказаться в эпицентре ядерной войны никому не хочется. Вот и вся подоплека “эпохального саммита” в Сингапуре – саммита, по итогам которого Вашингтон, Пхеньян с удвоенной энергией возобновят попытки друг друга обхитрить.

Задача Трампа – размахивая перед носом Пхеньяна “морковкой” в виде перспективы отмены или ослабления международных экономических санкций, заставить Северную Корею по максимуму избавиться от своего оружия массового поражения. Задача Ким Чен Ына – добиться ослабления международных экономических санкций, не нанеся при этом значимого ущерба своему военному потенциалу. Лидер Северной Кореи прекрасно понимает: Трамп с ним любезничает только потому, что у него нет другого выхода.

Как нетрудно заметить, стратегические цели “ высоких договаривающихся сторон” прямо противоречат друг другу. Но из этого вовсе не следует, что мирный процесс на корейском полуострове непременно зайдет в тупик. Многие политологи повторяют сейчас как мантру: Ким Чен Ын должен помнить о судьбе ливийского лидера Муаммара Каддафи, который пошел на замирение с Западом и вскоре за это очень жестко поплатился. А вот я считаю, что проводить прямые параллели между ситуациями в Ливии и Северной Корее нельзя. Иностранцев, желающих увидеть крушение режима Каддафи было множество. Иностранцев, желающих увидеть коллапс нынешнего политического режима в Северной Корее на самом деле не так уж много.

Как такое может быть? Очень даже просто. Для капиталистического юга Кореи перспектива поглощения “коммунистических братьев” с севера – это то, что официально считается “великим счастьем”, а неофициально – самым страшным несчастьем. Богатым южанам не хочется тратить свои деньги для подтягивания северян до своего уровня: ведь средств на это придется потратить не просто много, а очень много. Сеулу, конечно, некомфортно жить на вулкане, который в любой момент может начать извергаться – например, запускать ядерные ракеты. Но крушения режима в Пхеньяне ему при этом тоже не хочется.

Еще меньше этого хочется и Пекину. Северная Корея, разумеется, далеко не всегда и не во всем слушается своего “старшего китайского брата”. Но при этом объективную зависимость Пхеньяна от Китая невозможно отрицать (обратите внимание, скажем, на то, на чьем самолете Ким Чен Ын прилетел в Сингапур). Северная Корея – это один из козырей, которые Пекин использует в своих играх с Вашингтоном. Использует – и будет по максимуму использовать и впредь. Нет, Северная Корея – это гораздо более “твердый орешек”, чем режим Каддафи. Орешек, который вряд ли Трампу удастся “раскусить” — или, вернее, “проглотить”.

Читайте материал: «Странности саммита Трампа и Кима: зачем северокорейскому лидеру биотуалет в машине»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Встреча Трампа и Ким Чен Ына в фотографиях: неловкое рукопожатие

15 фото

Санкции . Хроника событий

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Читайте также:

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

*